Український політичний Дурдом
https://forum.durdom.in.ua:443/

ХОВАЙСЬ!!!!!!! Нове озброєння.
https://forum.durdom.in.ua:443/viewtopic.php?f=1&t=17291
Сторінка 1 з 2

Автор:  Ельф [ 10 листопада 2008, 23:29 ]
Тема повідомлення:  ХОВАЙСЬ!!!!!!! Нове озброєння.

В ближайшее время в Вооруженные силы Украины поступят несколько новых образцов ракетно-артиллерийского вооружения отечественного производства.
«Мы можем смело вступать в профессиональные соревнования с любыми артиллеристами ведущих стран мира. А по уровню обучения личного состава ракетных войск и артиллерии Украины мы можем говорить о достижении стандартов НАТО» Государственной программой развития вооружений и военной техники ВСУ предусмотрено до 2015 года осуществить разработку многофункционального ракетного комплекса. Президент РФ Дмитрий Медведев, выступая с посланием Федеральному собранию, заявил, что для нейтрализации возможной угрозы со стороны американской системы ПРО, элементы которой размещаются на территории Чехии и Польши, в Калининградской области будет развернут ракетный комплекс «Искандер. Депутат Верховной Рады от пропрезидентского блока “Наша Украина — Народная самооборона” Андрей Парубий призвал “остановить Россию”.
http://webnews.moy.su/news/2008-11-09-219

Москали ховайтесь) :smeh:

Автор:  дуглас [ 10 листопада 2008, 23:42 ]
Тема повідомлення:  Re: ХОВАЙСЬ!!!!!!! Нове озброєння.

Ельф писав:В ближайшее время в Вооруженные силы Украины поступят несколько новых образцов ракетно-артиллерийского вооружения отечественного производства.
«Мы можем смело вступать в профессиональные соревнования с любыми артиллеристами ведущих стран мира. А по уровню обучения личного состава ракетных войск и артиллерии Украины мы можем говорить о достижении стандартов НАТО» Государственной программой развития вооружений и военной техники ВСУ предусмотрено до 2015 года осуществить разработку многофункционального ракетного комплекса. Президент РФ Дмитрий Медведев, выступая с посланием Федеральному собранию, заявил, что для нейтрализации возможной угрозы со стороны американской системы ПРО, элементы которой размещаются на территории Чехии и Польши, в Калининградской области будет развернут ракетный комплекс «Искандер. Депутат Верховной Рады от пропрезидентского блока “Наша Украина — Народная самооборона” Андрей Парубий призвал “остановить Россию”.
http://webnews.moy.su/news/2008-11-09-219

Москали ховайтесь) :smeh:



аха ....бровары ховайтесь

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:00 ]
Тема повідомлення: 

http://www.waronline.org/forum/index.ph ... e8328ce880

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:03 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  Javded [ 11 листопада 2008, 00:03 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:03 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  Javded [ 11 листопада 2008, 00:04 ]
Тема повідомлення: 

Зображення
http://forum.pravda.com.ua/read.php?2,2 ... ,203808594

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:11 ]
Тема повідомлення: 

http://skyfireavia.narod.ru/planes/mig25/mig25.htm

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:29 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:31 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:31 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:34 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:39 ]
Тема повідомлення: 

... в несколких интернет форумах набрел на упоминание о "ПОДЗЕМНОМ КРЕЙСЕРЕ"....

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:42 ]
Тема повідомлення: 

Мечта Хрущева

Однако идея создания подземной лодки не канула в Лету. В 1945 году, после разгрома фашистской Германии, по ее территории вовсю рыскали трофейные команды бывших союзников. Спецагенты ведомства Берии обнаружили чертежи и остатки странного механизма. Изучив находки, эксперты пришли к выводу, что перед ними аппарат для проделывания ходов под землей.

Проект отправили на доработку. Ленинградский профессор Г.И. Бабат предлагал использовать для снабжения «подземохода» энергией сверхвысокочастотное излучение. А московский профессор Г.И. Покровский произвел расчеты, показывающие принципиальную возможность использования процессов кавитации не только в жидкой, но и в твердой среде. Пузырьки газа или пара, по мнению профессора Покровского, были способны весьма эффективно разрушать горные породы. Говорил о возможности создания «подземных торпед» и академик А.Д. Сахаров. По его мнению, можно было создать условия, при которых подземный снаряд будет двигаться не в толще пород, а в облаке распыленных частиц, что обеспечит фантастическую скорость продвижения – десятки, а то и сотни километров в час!

Снова вспомнили и о разработке А. Требелева. С учетом трофейных наработок дело выглядело многообещающим. Тем более что проектом заинтересовался лично товарищ Хрущев, сменивший у руля государства умершего Сталина. Для серийного производства подземных лодок, испытания которых, по существу, еще и не начинались, в крымских степях срочно стали возводить огромный завод. А сам Никита Сергеевич публично пообещал достать империалистов не только из космоса, но и из-под земли!

Несколько вариантов созданных подземоходов отправили для испытаний в Уральские горы. Первый цикл прошел удачно – подземная лодка со скоростью пешехода уверенно проделала ход с одного склона горы на другой. О чем, естественно, тут же было доложено правительству. Возможно, именно эта весть и дала Никите Сергеевичу основания для его публичного заявления. Но он поторопился. Во время второй серии испытаний произошел загадочный взрыв, и подземная лодка со всем своим экипажем погибла, оказавшись замурованной глубоко в земной толще.

Вскоре на смену Хрущеву пришел Брежнев. Он тут же стал закрывать все проекты, пользовавшиеся благосклонностью Никиты Сергеевича. Постарались забыть и о подземной лодке, тем более, что никому не хотелось брать на себя ответственность за ее гибель. Глухой отзвук об этих работах остался лишь в романе Эдуарда Тополя «Чужое лицо», где мастер детективного жанра описывает, как субтеррину намеревались испытать у берегов Северной Америки. Ядерная подлодка должна была выгрузить там «субтеррину», и последняя своим ходом собиралась добраться до самой Калифорнии, где, как известно, довольно часто случаются землетрясения. В заранее рассчитанном месте экипаж оставлял ядерный боезаряд, который мог быть взорван в нужный момент. А все его последствия затем списали бы на стихийное бедствие… Но все это – лишь фантазии: испытания подземной лодки не были доведены до конца.

Сможет ли кто-нибудь в ближайшем будущем воссоздать проект «подземной лодки»? Если да, то заветная мечта фантастов прошлых столетий осуществится. А человечество получит возможность освоить еще один «океан» – подземный.


Подземная ракета


Многих энтузиастов создания «подземоходов» не устраивает идея дробления пород механическим способом. Как показывают современные проходческие щиты, при таком процессе тратится огромное количество энергии. И тем не менее щит движется со скоростью несколько метров в сутки. Это не «плавание», а скорее «ползание».

Ускорить процессы проходки пытались не раз. В 1948 году инженер М. Циферов получил авторское свидетельство СССР на изобретение подземной торпеды – аппарата, способного самостоятельно двигаться в толще земли со скоростью 1 м/с (для сравнения: скорость агрегата Требелева – 12 м/ч). Циферов предложил способ бурения с помощью скрытого взрыва. Им была сконструирована специальная головка бура, напоминающая гигантское сверло с режущими кромками. В пороховом отсеке располагался заряд, взрывавшийся от электрического запала. В момент взрыва пороховые газы создавали в камере сгорания давление в 2–3 тыс. атмосфер! С огромной силой они вырывались из узких щелей головки, их реактивные потоки вращали бур. Как только отгорала одна шашка, из специального отсека подавалась новая.

Однако штанга или трос, на которых висит бур, при погружении более чем на 10–12 км могут оборваться, не выдержав собственного веса. Чтобы преодолеть это ограничение, Циферов предложил еще и подземную... ракету. Она была перевернута, чтобы выжигать и активно выталкивать грунт из проделываемой скважины. Со времен первой заявки прошло уж полвека. Подземные ракеты ныне совершенствует сын изобретателя. Но в широкую практику они не внедрились. Почему? Дело в том, что таким процессом трудно управлять. Запущенная ракета действительно в считанные секунды уходит вглубь на десятки метров. Но будет ли ее путь прямым? Ведь недра неоднородны, и очень велик шанс, что снаряд «поведет» в сторону. А кавказская пословица гласит, что даже хромой, бредущий верной дорогой, обгонит всадника, скачущего не туда…

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:50 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:51 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 00:53 ]
Тема повідомлення: 

История танка Тигр началась много сотен тысяч лет назад, когда несколько видов крупных кошачьих решили отказаться от выходящих из моды и не отвечающих современным условиям длинных саблевидных клыков, приобрести хвосты и начать применять новые схемы камуфляжа. Несмотря на насмешки своих надменных саблезубых сородичей, они терпеливо отращивали длинные хвосты и тщательно исследовали различные типы маскирующей окраски. После нескольких десятков тысяч лет напряженного труда первый тигр, наконец, поточил когти о пальму и до тридцатых годов двадцатого века все более-менее устаканилось.

Тем временем к власти в Германии пришел А. А. Шикльгрубер, в просторечии именуемый Гитлером. И не прозлодействовав и пяти лет начал реализовывать свои военномегаломаньяческие фантазии. Не осталось в стороне и панцерваффе. Первые немецкие танки, конечно, не были педальными, как утверждают некоторые недобросовестные исследователи, но, тем не менее, танками их называли только откровенно пристрастные люди. Фюреру хотелось чего-то большего... В конце января 1937 г. Фирма Хеншель получила заказ на проектирование некоего агрегата, стыдливо названного "боевой машиной". Первый изготовленный образец танком не являлся и вообще собирался из двух частей на болтах. Ходовая часть его была совершенно нормальной и ничто не предвещало того ужаса, который предстояло испытать тысячам немецких техников в 43-45 гг. В то время в Германии не применялись прогрессивные советские методы управления конструкторским процессом, заключавшиеся в помещении целых коллективов в особые, наглухо закрытые помещения, где им создавались все условия для продуктивной работы, поэтому когда представители Панцерваффе прибыли смотреть опытный танк, им быстренько показали нечто без башни, нагруженное рельсами.

- А где танк? - спросили танкисты.

- А вот, - ответили конструкторы.

- Это???

- Ну, собственно, это еще не танк. Это первый концептуально-экспериментальный прототип опытной машины.

- А сразу опытную машину нельзя было сделать?

- Ну-у-у, в таком деле спешка ни к чему. К тому же мы опробовали на нем некоторые интересные идеи.

Тогда один из офицеров панцерваффе сказал, что у него есть знакомые, которые работают в гестапо, поэтому если это бодяга будет продолжаться, то на конструкторах тоже будут опробованы некоторые интересные идеи, касающиеся болевых порогов, пределов прочности суставов и сочленений и анатомии вообще. Не прошло и года, как конструкторы представили второй прототип. Чтобы избежать наездов со стороны танкистов и гестапо, на него быстренько воткунули башню от PzKpfw IV и с гордостью продемонстрировали представителям Панцерваффе.

- Ну и? - спросили представители

- Вот! с гордостью ответили инженеры.

- Что "вот"? - зловеще прошипел входивший в групу Гудериан, потянувшись к кобуре.

Гудериана отащили в сторону Гот и Манштейн, после чего для поднятия боевого духа двух первых попавшихся инженеров быстренько расстреляли.

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:00 ]
Тема повідомлення: 

Это необыкновенно взбодрило остальных и новый опытный прототип появился буквально через год. Башни он не имел, но зато имел кое-что другое...

Среди сотрудников фирмы Хеншель ходила темная легенда о детстве инженера Книпкампа. Злая мачеха заставляла бедного мальчика с утра до вечера мыть, вытирать и расставлять по полкам посуду. Бесконечные ряды тарелок - вот что осталось в памяти несчастного ребенка. До поры до времени советник имперского управления вооружений Книпкамп справлялся со своими комплексами, хотя его проект автоматической пушки, стрелявшей плоскими дискообразными снарядами в свое время напугал управление до нескольких инфарктов (очевидцы рассказывали, что действующий образец больше всего напоминал взбесившуюся посудомоечную машину, а водяное охлаждение ствола, дававшее облака пара, только усугубляло это впечатление). Поэтому ничего не подозревавший главный конструктор Эрвин Адерс поручил инженеру конструирование ходовой части. Говорят, что увидев первый образец, Адерс сожрал две упаковки валидола. Затем он спрятал в кабинете трех самых крепких своих инженеров, положил к карман пиджака именной П-38 и вызвал Книпкампа для объяснений.

- Это что? - руки Главного Конструктора заметно дрожали.

- Экспериментальный образец нового прогрессивного шасси, - нездоровый блеск в глазах инженера напугал Адерса до такой степени, что он забыл про пистолет.

- Но зачем в четыре ряда???!!!

- Потому что! Так! Лучше! Плавность! Хода! - уловив истерические нотки в голосе конструктора,

инженеры в щкафу тихо упали в обморок.

- Но через месяц нам сдавать машину! - простонал Адерс, прикидывая, отправят ли его в концлагерь или сразу расстреляют.

- Все будут в восторге, - заверил его Книпкамп.

Надо сказаТЬ, что после показа второго образца, управление вооружений решило не рисковать и поручило разработку тяжелого танко еще и фирме Порше. К счастью для антигитлеровской коалиции, у Порше были свои тараканы в голове. Фердинанд Порше очень любил всевозможные электрические прибамбасы, поэтому в качестве двигателя для своего монстра он выбрал не примитивный Майбах, а соорудил целую цепь из бензомотора, генератора и электромотора. Чтобы картина была полной, следует добавить, что на каждое из ведущих колес полагалось по своему электромотору, поэтому общее количество двигателей и генератров в танке достигало шести. По слухам, после представления проекта часть сотрудников фирмы, что поумнее, поступила добровольцами в Вермахт и, страшно довольная собой, уехала в Польшу. Самые же умные бежали во Францию и стали членами Сопротивления. Тем временем Германия напала на СССР. В начале июля Порше и Адерса срочно вызвали в Куммерсдорф. Прямо у машины их встретил прилетевший с фронта на полчасика Гудериан, и, нежно обняв за плечи, повел в какой-то ангар.

- Ну, господа, что вы на это скажете? - голос Гейнца можно было намазывать на хлеб вместо повидла.

- Donnerwetter! - Адерс сел где стоял, а Порше схватился за сердце.

Посреди ангара стоял закопченый монстр без гусениц, с броней, напоминавшей лунный ландшафт.

- Что это? - просипел Порше.

- Это? - голос Гудериана был слаще сахарина. - О-о-о, это очень интересная вещь. Это русский тяжелый танк. По нему стреляла половина 6-й дивизии, а остановился он только когда у него кончилось горючее. С Леебом случилась истерика... А теперь!!!!

Температура в ангаре упала на десять градусов, Адерс с тоской поискал глазами Манштейна... Гудериана оттащил Шпеер и Тодт. Тот вырывался и орал

- Arsch mit Ohren!!! Эти Bierfickeren четыре года делают унитазы на гусеницах и называют их тяжелыми танками! Mit solchen Arschloecher werde ich bald fertig! Тодт, сука, пусти, я им arsch порву! В то время как немецкий народ под руководством великого фюрера...

При этих словах Тодт и Шпее сделали "Хайль Гитлер", выпустив при этом Гудериана, и тот немного побил конструкторов ногами. Устав, он оправил мундир и сказал:Значит так, Arschlochen. Русский танк вы видели. Если через полгода у моих орлов не будет такой же, только лучше, я вам обоим Eier оторву. Или нет, я позвоню Гиммлеру и скажу, что вы оба - скрытые евреи.

Конструкторы утерли кровавые сопли и сделали выводы. Работы пошли ударными темпами. Очень скоро, выяснилось, что перспективное 75-мм орудие, которое предстояло установить на танк Адерса, конечно, очень хорошее орудие, но имеет несколько экзотичный бронебойный снаряд, содержащий 1 кг вольфрама. Вольфрам был в Рйхе настолько стратегическим сырьем, что конструкторов орудия сразу отправили на Восточный фронт, а Адерс имел очень неприятную беседу с дедушкой Мюллером. Пришлось идти к Порше и выпрашивать у него запасную башню. В этой башне стояла 8.8 см танковая пушка, которая в предыдущей жизни была зениткой. Это было очень мощное орудие, но танкисты не раз замечали потом, что стоит над полем боя появиться вражескому самолету, как Тигр необъяснимым образом начинает задирать ствол и крутить бшней. 20 апреля 1942 г. по одному образцу от каждой фирмы было привезено в ставку Гитлера в Восточной Пруссии. Уже при разгрузке бравые поршевцы воткнули свой танк в грунт. Хитрые же хеншелевцы сгрузили свой 70-тонными краном, чем вызвали у присутствовавщих танкистов, особенно техников, приступ необъяснимой тревоги. Танки показали Гитлеру и он сразу наградил Порше Крестом за военные заслуги. После этого танки немного поездили. Танк Порше ездил быстро, но ,разворачиваясь, закладывал виражи шире, чем "Ланкастер". Танк Хеншеля ездил медленнее, но зато разворачивался на месте. Правда при этом двигатель у него нагрелся так, что его пришлось сполоснуть жидким азотом. Для дальнейших испытаний танки повезли на полигон в Берк. Электротрансмиссия танка Порше постоянно выходила из строя, пробки постоянно выбивало, предохранители горели и от танка несло горелой изоляцией. После осмотра фюрер снова подошел к конструкторам.

- Фердя, что за движок на твоем танке? - фюрер ласково похлопал по плечу своего любимца. Порше начал объяснять свою систему электротрансмиссии. Фюрер слегка переменился в лице.

- Электрический? Фердя, у тебя крыша поехала? Да на твоего слона батареек во всем Рейхе не напасешься? Какова у него дальность хода? 50 км??? А потом что, зарядную станцию к нему подгонять? Ах бензомоторы? ФЕРДИНАНД, ТЫ ЧТО, ИДИОТ??? Два мотора на танке??? Не два? ШЕСТЬ??? ПОдайте мне ковер!

Фюрер сгрыз принесенный адьютантом половичок, слегка успокоился и дал рыдающему Порше свой носовой платок:

- Ну ладно, не плачь, все равно я тебя люблю. Это ты просто переутомился. Съезди в Альпы или Париж, отдохни, а потом я тебе другое дело поручу, есть у меня одна задумка... "Мышонок" называется, - фюрер захихикал и подошел к Адерсу.

- Ну-с, а что тут у тебя... ЭТО ЧТО???

- Катки, - с истерической бодростью отрапортовал Адерс.

- Вижу, что катки! Почему в четыре ряда!

- Для лучшей плавности хода! Разработано нашими инженерами под моим руководством! Плод арийского гения! Позволяет танку стрелять на ходу!

- А раньше что, нельзя было стрелять? - озадачено спросил фюрер.

Адерс прекрасно знал, что танк может стрелять хоть на ходу, хоть в падении, хоть перевернутый, был бы снаряд в орудии. Потому что стрелять и попадать - это принципиально разные вещи. Но идти на попятный было уже поздно:

- Нельзя, мой фюрер! Когд танк подпрыгивает на ходу, снаряд может от толчка перекоситься в пушке!

Поскольку всем присутствовашим при разговоре танкистам Адерс предварительно хорошо забашлял и пообещал отмазмть от Восточного фронта, они хором подтвердили слова Адерса и танк был принят на вооружение. С этой минуты начались злоключения танкистов-союников и немецких ремонтников, но это уже совсем другая история...

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:04 ]
Тема повідомлення: 

"Раз-два-три-четыре-пять
Вышел Шерман погулять"

Приписывается Виттману

История танка Шерман начинается в 1939 году. Именно тогда американские военные, несколько ошарашенные масштабами танковых баталий Старого Света, вдруг вспомнили, что в американской армии количество этих полезных машин едва превышает три сотни. Причем с большинством из них европейские танки в одном ангаре бы не встали. Генералитет срочно потребовал дать армии средний танк. Надо сказать, что до этого момента американские конструкторы не делали средних танков и не знали чем последние должны отличаться, к примеру, от легких. Руководствуясь, в основном, слухами, которые разведка выдавала за разведданные, конструкторы решили, что средний танк должен быть больше чем легкий и иметь вооружение помощнее. Что понимается в Европе под мощным вооружением было неизвестно, поэтому было решено попросту воткнуть в танк восемь пулеметов и посмотреть, что получится. Так родился средний танк М2. Известно, что из шести членов комиссии Артиллерийского Департамента, первыми увидевшими новый танк, трое застрелились, двое упали в обморок, а один сделался буен и едва не загрыз главного конструктора. В результате вместо 1000 машин было изготовлено чуть меньше сотни, причем их сразу спрятали и никому не показывали. Некоторое их число чуть позже отправили в СССР. Русские в это время рубились с немцами где-то на Волге и готовы были считать танком любой фургон, лишь бы у него были гусеницы.

Поскольку в Америке русские методы управления конструкторским процессом считались предосудительными, то никого из конструкторов не расстреляли и даже не сослали на Юкон. Тем не менее, армии был нужен средний танк с мощным вооружением. Кто-то из конструкторов, брат которого воевал в Англии на Харрикейне, предложил довести число пулеметов до двенадцати, но всем уже было ясно, что основным оружием танка должна быть пушка. Оставался открытым воспрос - где эта пушка должна располагаться. Часть проектировщиков, так называемые "башнисты", считала, что согласно новейшим веяниям пушка должна располагаться в башне. Остальные, "корпусники", поднимали их на смех, утверждая, что только идиот воткнет мощную пушку в дурацкую вращающуюся конструкцию. По их мнению, лучшим местом для трехдюймового орудия будет какой-нибудь небольшой выступ на корпусе. В результате было принято компромиссное решение. На танк поставили две пушки, причем ту, что побольше - в корпус, а ту, что поменьше - в башню. При этом злые "корпусники", чтобы посмеяться над "башнистами" в ночь перед испытаниями присобачили на башню еще одну башенку, поменьше, с пулеметом. Дескать хотели башни - подавитесь. Танк назвали М3 "Генерал Ли", хотя многие возражали, считая, что в этом можно усмотреть китайское влияние. В этот раз никто из членов комиссии не застрелился, а в обморок упал только один, что сочли добрым знаком. Танки были отправлены в Африку, где в это время Роммель гонял англичан, останавливась только для того, чтобы намазаться кремом для загара и попить водички. Загнанные аж к Каиру англичане вежливо приняли заокеанский подарок, хотя что у них было на душе - не узнает никто. Эффективность танка превзошла все ожидания: при первом боевом столкновении экипажи трех новейших Pz IIIJ умерли от смеха и поле боя осталось за англичанами. Танк уважительно назвали "Последней надеждой Египта", на что кто-то из танкистов мрачно заметил, что если уж Египет может надеяться только на ЭТО, то Империи - конец. Скоро на театре боевых действий появились и американские танкисты. Немного повоевав, они потребовали, чтобы им дали танк с одной пушкой, но зато в башне. Многие инженеры возражали против такой революционной переделки конструкции, справедливо указывая на то, что в таком танке уже нельзя будет играть в бейсбол, а проекты оборудовать танк душевой окончательно канут в Лету. Но танкисты стояли на своем, указывая на то, что им стыдно воевать на танке, над которым смеются их английские и немецкие коллеги. На сторону танкистов стал генерал Паттон, пообещав пристрелить Главного Конструктора из своего любимого револьвера с перламутровой рукояткой, и инженеры, покряхтев, выдали, наконец, танк нормальной конструкции.

В этом танке как в зеркале отразились все особенности американской танкостроительной школы. В частности, американцы считали, что высота танка обязательно должна превышать его ширину. Кроме того, один из них, в свое время ездивший в командировку в Россию утверждал, что по русским требованиям пушка должна быть как можно короче, чтобы не втыкаться в землю. Ему указывали на то, что танк, обычно, ездит башней вверх, поэтому пушка никуда воткнуться не может, но конструктор уперся, и на танк воткнули пушку, которую у немцев или русских уже постеснялись бы поставить в танк. Новый танк назвали Шерман и отправили в Африку добивать немцев. Танки М3 опять загнали в РОссию - у русских на лето намечался крупный мордобой на какой-то дуге с труднопроизносимым названием, и они были готовы взять любой самоходный сарай, лишь бы у него была пушка. Немцы добивались с трудом, а их новейшие бронемонстры под названием "Тигр" быстро вбили в голову американских танкистов всемирную танкистскую мудрость: "Танки с танками не воюют. По-краней мере с "Тиграми" - точно". Американские танкисты чувствовали себя немного обманутыми - вроде получили, наконец, средний танк, и башня у него есть, а вот, опять не вытанцовывается. При высадке в Сицилии американские танкисты обогатились новым боевым опытом, который гласил, что в задницу можно подбить кого угодно, а также что наступать на врага, у которого нет нормальной противотанковой обороны - сущее удовольствие. Впереди была высадка во Франции...

Тем временем русские, выпрямившие, наконец, свою непонятную дугу, сообщили своим союзникам, что Тигр - это фигня, а вот есть у немцев еще одна кошка, "Пантера", так вот та - полный вперед. И вообще, в свете русского опыта, чем длиннее пушка на танке - тем лучше он справляется, если столкнется с танками противника. Конструкторы, наученные горьким опытом начали шевелиться быстрее и как раз к началу высадки в Нормандии представили два опытных образца с длинной, по американским меркам, пушкой. Но военные презрительно обфыркали новую машину, и с десантных катеров бодро запрыгали Шерманы с короткими пушками.

Первые же столкновения с немецкими танками вызвали шквал писем от танкистов к инженеров. Содержание большинства из них сводилось к перечислению того, что танкисты сделают с инженерами, если останутся живы. Надо сказать, что хитрые англичане, получавшие Шерманы от американцев, поставили в некоторые из них длиннющие противотанковые пушки и теперь смело дрались с немцами. Американцы же вынуждены были прибегать ко всевозможным тактическим приемам, военным хитростям и подлостям. В частности, однажды батальон Шерманов притворным бегством заманил несколько Пантер на берег моря. С трудом вскарабкавшиеся на гребень дюны Пантеры узрели наставленные на них жерла орудий главного калибра линкора "Нельсон". Линкор гнусно ухмыльнулся и со словами: "А ну, кто тут маленьких обижает", испарил две Пантеры, вынудив остальных спасаться бегством. Но, естественно, такое не могло продолжаться долго, Шерману была нужна более мощная пушка. Однако при проведении сравнительных испытаний выяснилось, что у длинной пушки слабее фугасный снаряд, меньше боекомплект и вообще, от нее дым и пыль. Военные заспорили. Одни утверждали, что танки с танками не воюют и вообще, пристрастие к длинным стволам говорит о проблемах в сексуальной сфере. Другие, особенно те, кто успел посидеть в Шерманах под огнем Пантер, лезли в драку и кричали, что сейчас разберутся, у кого какие проблемы. Паттон опять стал хвататься за револьвер, но наконец какой-то флегматичный техасец высказался в том смысле, что никто не мешает иметь во взводе и те и другие Шерманы. Снабженцы, которым не улыбалось снабжать танки двумя видами боеприпасов попытались, было, возбухнуть, но им пообщали устроить путешествие до Сен-Ло и обратно в Шерманах с короткими пушками, и те моментально заткнулись.

Ближе к осени 44-го года американские танкисты получили, наконец, Шерманы с длинной пушкой, хотя и немного. Проблемы это, однако, не решало, поэтому были придуманы новые хитрости. В частности, при столкновении с противником полагалось стрелять (и попадать) в него как можно чаще. Случалось, что молодые немецкие танкисты после этого вылезали из танков и ложились на землю, держась руками за уши. В это время их можно было брать голыми руками. Иногда американские танкисты обвешивали свой танк мешками с песком. Такой прием позволял резко увеличить скорость танка, сбросив все мешки разом, а также обмануть недалекий немецкий танк следующим диалогом:

Пантера: Простите, а Вы, случайно, не американский танк М4А3Е8 Шерман?

Шерман: Что Вы, мэм, мне такое и не выговорить.

Пантера: А кто же Вы тогда?

Шерман: По-моему, это очевидно. Я - кучка мешков с песком.

Пантера: А почему Вы тогда движетесь?

Шерман: Не вижу, почему кучка мешков с песком не может двигаться, если ей захочется. К тому же сегодня какой ветер...

Пантера: Так Вы точно не американский танк М4А3Е8 Шерман?

Шерман: Вы можете быть абсолютно уверены в этом.

После этого Пантера, обычно, отъезжала, только для того, чтобы получить бронебойный снаряд в корму. Еще одной военной хитростью было создание танка М4А3Е2 "Джумбо" (вопреки традиции называть свои танки в честь генералов - участников внутриамериканских разборок, этот танк был назван в честь слона, который умел летать на своих ушах). Этот танк, внешне похожий на обычный Шерман, был забронирован по самое не могу. В результате, один из немецких командиров, увидев, как Шерман движется после пятого попадания, заразительно рассмеялся, вылез из своего Тигра и сдался в плен. Говорят, он продолжал смеяться вплоть до самой репатриации.

В результате всех этих мероприятий, а также благодаря тому, что американские танкисты усвоили, наконец, мудрое правило, что семеро на одного - это в самый раз, большиство сражений американцы выигрывали. По-крайней мере, по очкам.

Несмотря на все эти недостатки, американские танкисты любили свои машины. Потому, что тех, кто их не любил переводили на "Стюарты", а с этих танков смеялись даже японцы. Кроме того танк был прост в обслуживании и фирма давала на него трехгодичную гарантию, а поврежденные танки обменивались в сервисных центрах на новые совершенно бесплатно. Танки неплохо ездили по ровным дорогам, а те, что были поставлены в РОссию - и по неровным. Кроме того, в Шермане командир имел отдельное рабочее место и мог во вемя боя вместо того, чтобы суматошно кидать снаряды в пушку почитать книжку или карту, послушать радио или посмотреть в наблюдательные приборы. Недаром, в СССР танк Шерман заслуженно получил почетное прозвище: "Лучший танк для службы в мирное время"

Наконец, нельзя не вспомнить и о темной странице в истории танка Шерман. Этот танк надолго стал символом угнетения чернокожего населения Америки. Дело в том, что заряжающим на Шерман часто ставили негра, и пока остальной экипаж двигал рычагами, стрелял из пушки и пулеметов, орал по радио и вообще занимался интересным делом, несчастный чернокожий танкист вынужден был монотонно кидать в пушку снаряды весом почти в семь кг. 90 снарядов, 600 кг переносил несчастный негр на руках от боеукладки к пушке. Некоторые расистски настроенные командиры Шерманов специально брали двойной запас снарядов, чтобы доставить несчастному заряжающему еще больше работы. И часто над полем битвы неслась, вплетаясь в гром выстрелов и рев двигателей, старинная песня, звучавшая когда-то над плантациями Алабамы и Луизианы:

Енота поймать нелегко, нелегко.
Хахай-эйхо.
Хозяин смеется а луна высоко
Хахай-эйхо.

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:09 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:14 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:15 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:17 ]
Тема повідомлення: 

Т-64: чи піде «під ніж» унікальна техніка? або Про те, як українські підприємства «оборонки» намагаються довести: вітчизняне — краще!

Назар ВОЛОШИН, Віктор ГРОМ


Нещодавно на Харківському бронетанково-ремонтному заводі працювала комісія Міністерства оборони України, до складу якої входили представники Департаменту економічно-господарської діяльності, провідні фахівці конструкторсько-технологічних центрів, інші посадовці. Висновки, які будуть зроблені за результатами її роботи, стануть визначальними в подальшій долі значної кількості надлишкових танків Т-64.

Сталося так, що після розпаду Радянського Союзу Україна отримала велику кількість військової техніки, зокрема бронетанкової. На думку багатьох фахівців, «шістдесятчетвірки», які дісталися нам у спадок від «непереможної і легендарної» — унікальні бойові машини. Недарма за радянських часів вони не випускалися на експорт, а потрапляли виключно на озброєння тих кількох груп радянських військ, які дислокувалися за межами Союзу. Тобто танки Т-64 вироблялися лише для радянських танкових підрозділів, а для себе, як відомо, зброю тоді залишали найкращу. Напередодні розпаду комуністичної імперії, виконуючи міжнародні угоди, особовий склад, техніку та озброєння груп військ було виведено з територій інших держав. Так і опинилися цілі танкові армії на українській землі.

За роки незалежності в ході створення та реформування національного війська з’ясувалося: збройним силам нашої держави не потрібно стільки танків, навіть якщо вони найкращі у світі. Тому в Харкові посадовці зібралися заради вирішення дилеми: що робити з армадою тих бойових машин, які є зайвими, — модернізувати чи утилізувати?

Найпростіший спосіб позбуватися танків, які раніше в один стрибок могли дійти до Ла-Маншу, — порізати їх та й здати на металобрухт. А за це отримати певні кошти і спрямувати їх на вирішення, наприклад, соціальних потреб військовослужбовців ЗС України — будівництво житла, збільшення розмірів грошового забезпечення тощо. Однак є й інший варіант, який, до речі, вже сьогодні втілює в життя, причому за власні кошти, Харківський бронетанково-ремонтний завод.

Фахівці підприємства дійшли висновку, що на базі Т-64 можна розробити чимало зразків броньованої техніки, яка в майбутньому зможе не лише поповнити арсенал українського війська, а й стати конкурентоспроможною на світовому ринку озброєнь. При цьому великих коштів на опрацювання проектів харків’ян не потрібно.

Нині чимало військових експертів вважають, що найбільшим попитом незабаром користуватимуться важкоброньовані бойові машини, орієнтовані на транспортування піхоти і ведення бою безпосередньо в одній лінії разом із танками. Такі машини матимуть захист на рівні танка, забезпечуватимуть швидке десантування піхоти без ризику ураження від фронтального вогню, будуть оснащені зброєю, призначеною для знищення насамперед протитанкових цілей.

Як зазначив Володимир Воробйов, заступник директора підприємства по зовнішньо-економічній діяльності, найбільшого успіху в цьому напрямку нині досягла військова промисловість Ізраїлю. Бронетехніка, виробництво якої розгорнуто в цій країні, з метою максимального захисту екіпажів бойових машин скомпонована так, що, наприклад, двигун БМП або БТР розміщено у передній частині корпусу, а не ззаду, як у класичному варіанті. Окрім того, у задній частині машини встановлено броньовані двері, через які в разі небезпеки екіпаж має можливість швидко вибратися назовні.

Головний конструктор заводу Микола Степанов розповів нам, над чим працює сьогодні Харківський БТРЗ. Виявляється, на базі Т-64 створено важкий БТР (БТРВ-64), який при подібному рівні захисту має менші габарити та масу і більший корисний об’єм бойового та десантного відділень, аніж БТР ізраїльського виробництва «Немерах». Все це стало можливим завдяки встановленню на базі Т-64 малогабаритного плаского двигуна українського виробництва. Таким чином харківським інженерам-конструкторам вдалося зменшити моторно-трансмісійне відділення, порівняно з тим же «Немерах», більше, ніж удвічі. Завдяки потужній танковій базі БТРВ-64 оснащуватиметься різноманітним озброєнням, загальна вага якого може сягати 5,5 т. А це вже бойова машина піхоти з важким бронюванням (БМПВ-64).

При цьому, враховуючи загальносвітові тенденції та можливості власного виробництва, фахівці заводу пропонують використовувати башту з озброєнням, яке на сьогодні вже добре зарекомендувало себе, має значний попит та порівняно невелику вартість. Йдеться про 30-мм гармату 2А4, спарений з нею 7,62-мм кулемет ПКТ, стабілізатор озброєння, телевізійний приціл з системою трансфокації та димові гранатомети. Сама башта може бути підключена до каналу дистанційного керування, що дає можливість командиру або оператору вести вогонь, перебувати поза корпусом машини. Наприклад, коли машина підбита, або ж для створення лінії оборони.

Микола Степанов також зазначив, що від існуючих систем з аналогічним озброєнням цю башту відрізняє повна відповідність сучасним вимогам безпеки для екіпажу та десанту: боєзапас озброєння розміщується за межами броньованого корпусу машини, тобто зовні, у розвиненій задній частині башти. Таке розміщення боєкомплекту, окрім того, що захищає екіпаж та десант від наслідків вірогідної детонації, значно спрощує систему живлення зброї та підвищує надійність її функціонування. Та найголовніше те, що боєзапас не займає місце всередині БМПВ-64, що дає змогу розмістити, окрім членів екіпажу, ще 12 піхотинців у повній амуніції, а в разі потреби, — двоє нош з пораненими.

На думку головного конструктора заводу, нова броньована машина може виявитися настільки досконалою, що невдовзі можна буде говорити про перспективу заміни нею застарілих БМП-1 та БМП-2 радянського виробництва. А поки що БМПВ-64 завдяки уніфікації її ходової частини та моторно-трансмісійного відділення з Т-64, може бути введена до штату танкового взводу, що дасть можливість вже на такому рівні формувати загальновійськові підрозділи, займатися розширеним типом бойової підготовки і виконувати значно складніші тактичні завдання, а в технічному аспекті – забезпечувати більш ефективне обслуговування та ремонт.

Враховуючи сучасні тенденції в галузі розробок військової техніки, спрямовані насамперед на «конфлікт малої інтенсивності», можна припустити, що сучасні бойові дії забезпечуватимуться невеликими підрозділами масштабу рота—батальйон, зібраними у самостійні мобільні групи, спроможні діяти у відриві від баз забезпечення протягом 3—5 діб у режимі «марш-пошук-переслідування». На цей час усе тилове і технічне забезпечення підрозділів, які вестимуть бойові дії, покладатиметься на структури різного рівня, які використовують в якості транспорту переважно автомобільну техніку. Однак сформувати на базі нині існуючих автомобілів підрозділ, який забезпечуватиме ефективні дії мобільної групи, через слабку захищеність автівок та їх низьку прохідну здатність в умовах бездоріжжя — неможливо. Такі завдання під силу лише гусеничній техніці, зі значним, захищеним бронею корисним об’ємом, яка за рівнем швидкості пересування і захисту відповідатиме основному бойовому танку.

За словами представника департаменту економічно-господарської діяльності МО України Дмитра Колесника, сьогодні переробка корпусу танка Т-64 у БМПВ-64 в умовах ремонтного підприємства коштує близько 450 тис. гривень (без вартості озброєння). Дмитро Миколайович також охарактеризував основні техніко-економіні показники реалізації цього проекту. Зокрема, робота по реконфігурації корпусу Т–64 під переднє розміщення МТВ з установкою функціонального модуля для перевезення піхотного десанту — орієнтовно 450 тис. гривень. Остаточна вартість шасі Т-64 — 70 тис. гривень, капітальний ремонт шасі — 80 тис., а вартість КД на одиницю — 70 тис. гривень. У сумі виходить 670 тис. гривень, або ж 130 тис. доларів (без вартості озброєння).

Залишається сподіватися, що незабаром, після прийняття рішення на державному рівні та відповідних полігонних „тест-драйвів» нової бойової машини, знайдуться кошти на її серійне виробництво. Якщо БМПВ-64 приймуть на озброєння, то в недалекому майбутньому наше військо замість застарілих зразків БМП-1 і БМП-2 отримає сучасну потужно броньовану, ефективну бойову машину піхоти. На жаль, нині на Харківському БТРЗ до такого варіанту розвитку подій ставляться досить стримано. Найімовірніше модернізованою українською технікою, як це вже не раз бувало, зацікавиться насамперед світовий ринок озброєння. Іноземці добре знають ціну харківським «виробам», тож без закордонних контрактів заводчани не залишаться. Звісно, тримати марку на світовому рівні престижно і почесно. Але коли ж настане той час, що й українське військо купуватиме зброю у вітчизняного виробника?

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:19 ]
Тема повідомлення: 

Зображення

Автор:  N_onE [ 11 листопада 2008, 01:30 ]
Тема повідомлення: 

Вполне возможно, что важнейшей субъективной причиной поражений Красной Армии в начальном периоде Великой Отечественной войны было то, что наши генералы (в сумме) готовились к прошлой войне, а не к той, в которой им пришлось реально воевать.
Но этот вопрос можно поставить еще более определенно и более актуально: а готовились ли они к войне вообще? Делали ли они в мирное время то, что нужно для победы в будущей войне или только то, что позволяло им делать карьеру? Прочитав довольно много мемуаров наших полководцев, я не могу отделаться от чувства что они по сути были больше профессионалами борьбы за должности и кабинеты и только во вторую очередь военными профессионалами. Остается чувство, что их военное дело интересовало не как способ самовыражения, способ достижения творческих побед, а как способ заработка на жизнь. Это видно не только по мемуарам, а и по тому, как была подготовлена Красная Армия к войне.
В войне побеждает та армия, которая уничтожит наибольшее количество солдат противника. Их уничтожают не генералы и не офицеры, а солдаты, в чью боевую задачу входит непосредственное действие оружием.
И у профессионалов военного дела, как и у профессионалов любого иного дела, голова болит прежде всего о том, насколько эффективны их солдаты, их работники. Все ли у них есть для работы, удобно ли им работать? Бессмысленно чертить стрелки на картах, если солдаты неспособны достать противника оружием. А глядя на тот период, складывается впечатление, что у нас до войны об этом думали в среднем постолькупоскольку, если вообще думали. Похоже, считалось, что главное чтобы солдат был идейно подготовлен, а то, что он не умеет или не имеет возможности убить противника, оставалось в стороне.
Немцы исключительное внимание уделяли конечному результату боя и тому, кто его обеспечивает солдату, у немецких генералов голова об этом болела постоянно, и это не могло не сказываться на результатах сражений начала войны.
Когда читаешь, скажем, о немецкой пехоте, то поражает насколько еще в мирное время немецкие генералы продумывали каждую, казалось бы, мелочь индивидуального и группового оснащения солдат. И дело даже не в механизации армии, механизация это только следствие вдумчивого отношения немецких генералов к военному делу.
К примеру, у нас до конца войны на касках солдат не было ни чехлов, ни сеток для маскировки, и они отсвечивали, демаскируя бойцов. А у немцев не то что чехлы или резиновые пояски на касках по всей полевой одежде были нашиты петельки для крепления веток и травы, они же первые ввели полностью камуфлированную полевую форму, разгрузочные жилеты. В походе немецкий пехотинец нес ранец, а в бою менял его на легкий штурмовой комплект плащ и котелок с НЗ. Основное оружие обычная магазинная винтовка, поскольку только она дает наивысшую точность стрельбы на расстояниях реального боя (400500 м). У тех, для кого непосредственное уничтожение противника не являлось основным делом, скажем, у командиров, на вооружении были автоматы (пистолетпулеметы). Но немецкий автомат, по сравнению с нашим, имел низкую скорострельность, что обеспечивало лучший контроль оружия при стрельбе с рук, давая более высокую точность огня, а также позволяло вести огонь одиночными выстрелами при необходимости. (У нашего автомата ППШ темп стрельбы 1000 выстрелов в минуту, а у немецкого МП40 всего 350). А вот у немецкого пулемета, из которого стреляют с сошек или со станка, темп стрельбы был вдвое выше, чем у наших пулеметов: от 1000 у немецкого МГ34 до 1500 у МГ42 против 600 выстрелов в минуту у нашего ручного пулемета Дегтярева и станкового пулемета Максима.
В немецком пехотном отделении не было пулеметчика владеть пулеметом обязан был каждый. Но вручался пулемет самому лучшему стрелку. При постановке на станок на пулемет ставился оптический прицел, с которым дальность стрельбы доходила до 2000 м. Наши пулеметы тоже могли забросить пулю на это расстояние, но кого ты невооруженным глазом на такой дальности увидишь и как прицелишься? Бинокли, кстати, в немецкой армии имели очень многие, он полагался уже командиру немецкого пехотного отделения. Дальномеры были при каждом орудии, начиная с 81мм миномета. Кто хоть однажды в жаркий день пил воду из горлышка нашей солдатской алюминиевой фляги в брезентовом чехле, тот помнит отвратительный, отдающий алюминием вкус перегретой жидкости. У немцев фляги были в войлочных чехлах со стаканчиком, войлок предохранял воду от перегрева. И так во всем вроде мелочи, но когда они собраны воедино, то возникает совершенно новое качество, которое заставляет с уважением относиться к тем, кто продумывал и создавал армию противников наших отцов и дедов.
Скажем, у командира немецкого пехотного батальона в его маленьком штабе был солдаттопограф, непрерывно определявший координаты объектов на местности и специальный офицер для связи с артиллерией. Это позволяло немецкому батальону в считаные минуты вызвать точный огонь полковой и дивизионной артиллерии на сильного противника. В немецкой гаубичной батарее дивизионного артполка непосредственно обслуживали все 4 легкие гаубицы 24 человека. А всего в батарее было 4 офицера, 30 унтерофицеров и 137 солдат. Все они разведчики, телефонисты, радисты и т.д. обеспечивали, чтобы снаряды этих 4х гаубиц падали точно в цель и сразу же, как только цель появилась на местности. Стреляют ведь не пушки, стреляют батареи. Немецкие генералы не представляли бой своей пехоты без непрерывной ее поддержки всей артиллерией.
И возникает вопрос: а чем же занимались наши генералы, наши славные теоретики до войны? Ведь речь в подавляющем большинстве случаев идет о том, что до войны можно было дешево и элементарно сделать.
Кстати о теориях. В литературе часто встречается, что до войны у нас были гениальные военные теоретики, которые разработали гениальные военные теории. Но както не упоминается о том, что за теории в своих кабинетах разрабатывали эти военные теоретики и кому, в ходе какой войны, они пригодились.
А на совещании высшего руководящего состава РККА в декабре 1940 г., в частности, вскрылось, что в ходе советскофинской войны войска были вынуждены выбросить все наставления и боевые уставы, разработанные в московских кабинетах теоретиками. Выяснилось, что если действовать по этим теориям, то у наступающей дивизии практически нет солдат, которых можно послать в атаку. Одни, по мудрым теориям, должны охранять, другие отвлекать, третьи выжидать и т.д. Все вроде при деле, а атаковать некому. Дело доходило до того, что пулеметы сдавали в обоз, а пулеметчикам давали винтовки, чтобы пополнить стрелковые цепи. Такие были теории...
Командовавший в советскофинской войне 7й армией генерал К.А. Мерецков докладывал на этом совещании:
Наш опыт войны на Карелофинском фронте говорит о том, что нам немедленно надо пересмотреть основы вождения войск в бою и операции. Наши уставы по вождению войск не отвечают требованиям современной войны. В них много ошибочных утверждений, которые вводят в заблуждение командный состав. На войне не руководствовались основными положениями наших уставов потому, что они не отвечали требованиям, продиктованным обстановкой.
Крайне неудачно построение наших боевых порядков. Их главный порок заключается в том, что две трети наших войск не принимают участия в атаке. Командному составу прививаются неправильные взгляды на характер действия сковывающих групп, наличие которых создает у частей первой линии впечатление численного превосходства во время атаки, тогда как на самом деле в атаке принимает участие только незначительная часть войск. На войне это привело к тому, что в боях на ХалхинГоле пришлось немедленно увеличить численность пехоты, так как оказалось, что в дивизии некому атаковать. Срочные изменения в боевых порядках наших войск потребовались и на КарелоФинском театре.
По существующим уставам наступление нашей стрелковой дивизии осуществляется при помощи 320 бойцов группы, сковывающей действия противника и 320 бойцов ударной группы. В то же время в тылу размещаются 2740 бойцов, предназначенных для развития удара. Если даже допустить, что ударная и сковывающая группы идут вперед одновременно, то атакующих будет всего 640 бойцов. Надо признать, что для 17тысячной дивизии такое количество атакующих бойцов слишком мало.
Следует также напомнить, что на этом совещании выступил с большим теоретическим докладом о наступлении Г.К. Жуков, а после совещания он даже выиграл в военной игре у генерала Павлова. Но реальные немцы с Жуковым не играли и по теориям Жукова не воевали. Трижды Сталин поручал Жукову самостоятельное проведение наступательных операций, и Жуков их трижды решительно провалил: под Ельней, под Ленинградом и под Москвой в начале 1942 г.
Под Ельней, дав Жукову силы и месяц на подготовку, Ставка ему приказала: "...30 августа левофланговыми 24й и 43й армиями перейти в наступление с задачами: покончить с ельнинской группировкой противника, овладеть Ельней и, нанося в дальнейшем удары в направлении Починок и Рославля, к 8 сентября выйти на линию Долгие Нивы, Хиславичи, Петровичи".
Ни на какие "Долгие Нивы, Хиславичи, Петровичи" Жуков не вышел, хотя немцы организованно отступили и Ельню сдали. Но непонятно, благодаря кому то ли Жукову, то ли Гудериану, который еще с 14 августа просил Генштаб сухопутных войск Германии оставить дугу под Ельней и дать ему высвободившиеся войска для действий в других направлениях, в частности, для уже порученного ему прорыва на Украину.
Под Ленинградом Жуков вообще оказался неспособен организовать прорыв блокады, а под Москвой сорвал общий план Ставки по окружению немцев, не организовав взятие Вязьмы и бездарно погубив войска 33й армии.
А какой теоретик был!
Но оставим Жукова и вернемся к некоторым другим теоретическим находкам наших генералов, к примеру, к требованиям наших тогдашних уставов, чтобы солдаты в обороне рыли не траншеи, а ячейки. В кабинете теоретика это требование выглядит блестяще. Ячейка это яма в рост человека. Боец в ней защищен от осколков землей со всех сторон. А в траншее он с двух сторон защищен плохо. Вот эти ячейки и ввели в Устав, запретив рыть траншеи. Под Москвой Рокоссовский залез в такую ячейку и переждал в ней артналет. Понял, что в ячейке солдат одинок, он не видит товарищей, раненому ему невозможно помочь, командир не может дать ему команду. Рокоссовский распорядился вопреки уставам рыть траншеи. А до войны сесть в эту ячейку и представить себе бой было некому? От теорий некогда было отвлечься?
И ведь таких мелочей были тысячи! И из них слагались наши поражения и потери.
Рассказывал ветеран танкового сражения под Прохоровкой на Курской дуге 1943 г. В этом месте 5я гвардейская танковая армия Ротмистрова контратаковала атакующий 3й танковый корпус немцев. Считается, что в этом сражении участвовало 1200 танков, и немцы потеряли здесь 400 танков. Но когда после сражения к месту боя приехал Жуков, то он сначала собрался отдать Ротмистрова и остальных под суд, поскольку на полях сражения не было подбитых немецких танков горели только сотни советских танков, в основном полученных по лендлизу американских и английских машин. Но вскоре выяснилось, что немцы начали отступать, т.е. победили мы, под суд никого не отдали и начали радоваться победе. Вопрос: а куда же делись немецкие подбитые танки? А немцы их за ночь все вытащили с поля боя и направили в ремонт. У нас таких мощных ремонтных служб не было: мы строили новые танки, а немцы обходились отремонтированными. Спасали они не только танки в немецком танковом батальоне врач имел персональный танк, чтобы оказывать танкистам немедленную помощь прямо на поле боя.
За 17 дней участия в контрударе в районе СенноЛопель, 16й танковый полк 109й мотострелковой дивизии РККА прошел 500 км, но потерял все свои танки. За пери од с 2 июля 1941 г. по 19 июля было потеряно 113 танков. Из них боевые потери составили всего 12 машин, а остальные вышли из строя по техническим причинам.
Кстати, чтобы закончить рассказ ветерана о сражении под Прохоровкой. Он был командиром танка в этом сражении. Развернувшись в атаку против немцев, их рота в дыму и пыли потеряла ориентировку и открыла огонь по тем танкам, которые ей встретились. Те, естесственно, открыли огонь по роте. Вскоре вышестоящий штаб выяснил, что они стреляют по своим. Но радиостанция во всей роте была только в танке этого ветерана. Он вынужден был вылезти из танка и под огнем бегать с лопатой от машины к машине, стучать ею по броне, передавая выглядывающим танкистам приказ прекратить огонь. Такая была связь, такое было управление.
А мы попрежнему гордимся: наши пушки могли стрелять дальше всех! Это, конечно, хорошо, да только интереснее другой вопрос: как часто они попадали туда, куда надо? Мы гордимся: наш танк Т34 был самым подвижным на поле боя! Это хорошо, да есть вопрос: а он часто знал, куда двигаться и куда он двигается?
Основатель немецких танковых войск Г. Гудериан в своих "Воспоминаниях солдата" писал о 19331935 гг.:
"Много времени потребовалось также и на то, чтобы наладить производство радиоаппаратуры и оптики для танков. Однако я не раскаивался, что в тот период твердо настаивал на выполнении своих требований: танки должны обеспечивать хорошее наблюдение и быть удобными для управления. Что касается управления танком, то мы в этом отношении всегда превосходили своих противников; ряд имевшихся не очень существенных недостатков мы смогли исправить в дальнейшем".
Заботились немцы не только о, так сказать, деловом оснащении своих солдат, но и о моральном, причем без партполитбесед. Скажем, о каждом случае геройства, о наградах, о присвоении званий сведения посылались не в какието армейские газеты, а в газеты городов на родине героя, чтобы его родные и друзья им гордились. А такой контроль тех, за кого солдат воюет, значил много. Кроме орденов, были значки, которыми отмечались менее значительные подвиги, скажем, участие в атаке.
В нашей армии офицеры имели специальные продовольственные пайки, полковники личных поваров, генералы возили с собой спальные гарнитуры и даже жен.
В немецких дивизиях не только офицеры, но и генералы ели из солдатского котла. И это тоже делало немцев сильней.
Подытожив сказанное, можно утверждать, что немецкое командование было гораздо ближе к тому, кто делает победу к солдату, к бою. Это звучит странно, но это, похоже, так. Причем, идеология играла, и это точно, второстепенное значение. На первом месте была тактика, военный профессионализм понимание, что без сильного солдата бесполезен любой талантливый генерал. Без выигранного боя бесполезен стратег. Мы за непонимание этого платили кровью.
Сделали ли мы на опыте той войны какиелибо выводы для себя в этом вопросе? Глядя на сегодняшнюю армию, можно сказать твердо: никаких!
Весь начальный период войны немцы наступали, имея число дивизий меньше, чем число дивизий у нас. Конечно, тут имеет значение и то, что мы не успели отмобилизоваться, и господство немецкой авиации и т.д. И тем не менее, для наступления требуется многократное превосходство в силах, следовательно, в начале войны немецкая дивизия была существенно сильнее нашей дивизии даже полного штата. Почему?
Давайте сравним немецкую пехотную дивизию основу сухопутных войск Германии с нашей стрелковой. В обеих солдаты передвигались пешком, основной транспорт артиллерии и тылов гужевой. В немецкой дивизии по штату было 16680 человек, в нашей от 14,5 до 17 тыс. У немцев 5375 лошадей, у нас свыше 3 тыс., у немцев 930 легковых и грузовых автомобилей, у нас 558, у немцев 530 мотоциклов, по нашей дивизии об этих средствах передвижения данных нет.
Уже исходя из этих первых цифр становится ясно, что немецким солдатам было и легче идти (часть оружия они везли на конных повозках), и больше грузов немцы с собой могли взять.
На вооружении стрелков в нашей дивизии было 558 пулеметов, у немцев 535, у наших 1204 автомата (пистолетпулемета), у немцев 312. Формально, глядя только на эти цифры, получается, что наша дивизия превосходила немецкую по возможностям автоматического огня.
У военных есть такой показатель, который, казалось бы, должен характеризовать силу войск, и они этим показателем широко пользуются это вес залпа, т.е. вес всех снарядов, выпущенных из всех орудий сразу. Давайте оценим вес артиллерийского залпа советской и немецкой дивизий. У немцев вес залпа 1649,3 кг, у нас 1809,2 на 10% больше.
И вот смотрели Сталин и Политбюро на эти таблицы, которые приносили им тогдашние генералы, смотрели на цифры и верили генералам, что наши дивизии сильнее немецких. Ведь вес их залпа больше, и танки есть, и бронемашины, воистину "от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней". Недаром потрачен труд советских людей на создание оружия по заказу этих генералов.
Но началась война, и немецкие дивизии начали гнать от границ наши дивизии, невзирая на вес их единичного залпа. Почему?
Сначала немного в общем. Чем тяжелее снаряд, чем больше в нем взрывчатки, тем надежнее он поразит цель. Но тем тяжелее сделать и снаряд, и орудие для стрельбы им, тем тяжелее доставить снаряд и орудие к месту боя. Поэтому военная практика установила некий оптимум обычного войскового боя.
Если цель одиночна и незащищена, то экономичнее всего ее поразить не тяжелым снарядом, а точным выстрелом. Поэтому для открытых целей обычного боя (пулеметы, орудия, наблюдательные пункты в открытых окопах, группы пехоты на открытой местности и т.д.) во всех странах мира был выбран калибр артиллерийских орудий 7576 мм с весом снаряда около 6 кг. На первое место здесь выходит не вес снаряда, а точность и быстрота поражения цели.
Но если враг укрепился в окопах, блиндажах, ДОТах и ДЗОТах, то стрелять по нему такими снарядами неэффективно они могут поразить осколками высунувшегося из окопа солдата, но не разрушают сами укрепления. В этом случае уместны орудия большего калибра, стреляющие более тяжелыми снарядами. Такие орудия имели калибр 105122 мм и стреляли они снарядами весом 1525 кг.
Кроме этого, в бою могут встречаться и уникальные по прочности цели и не только ДОТы или бронеколпаки, но и просто крепкие каменные здания. Могут быть обнаружены и просто важные цели, которые желательно уничтожить немедленно и любой ценой: штабы, артиллерийские батареи, танки на исходных позициях и т.д. Тогда применяются орудия калибром более 150 мм и весом снаряда более 40 кг. Такой снаряд, упав даже не на танк, а возле танка, взрывом сорвет с него если не башню, то уж гусеницы точно.
Теперь давайте рассмотрим артиллерийское вооружение нашей и немецкой дивизий и начнем со стрелковых полков.
Дивизии включали в себя по 3 стрелковых полка части, действующие в составе дивизии самостоятельно, т.е. получающие боевые задачи для решения своими силами. Но никто не поручит полку своими силами прорвать заранее подготовленную оборону противника ни у какого полка для этого не хватит сил. Уничтожает оборонительные сооружения артиллерия дивизии, корпуса, резерва главного командования, и только после этого полк идет в атаку, да и то чаще всего впереди идут танки. Но когда оборонительные сооружения пройдены и полк выходит на местность, на которой противник может располагаться либо открыто, либо в наспех подготовленных сооружениях, полку необходимо артиллерийское оружие для боя в этих условиях. Какое же оружие?
Небольшого калибра, но точно стреляющее. Это понятно и советские, и немецкие генералы оснастили стрелковые полки шестью орудиями калибра 75 мм (у немцев) и 76 мм у нас. Но этого мало.
Бой полки ведут на очень коротких дистанциях уничтожают те цели, которые видят в бинокль и только. Из этого следует, что большая дальность стрельбы вообще не нужна, но очень важно, чтобы само орудие было как можно меньше чтобы противник его и в бинокль не разглядел. Немецкие генералы это понимали абсолютно точно: они заказали конструкторам орудие калибром 75 мм, но весом всего 400 кг, эта пушечка по высоте и до пояса не доставала. Даже щит у орудия был волнистый, чтобы его легче было замаскировать, а при выстреле оно почти не давало пламени. Это орудие легко маскировать и трудно обнаружить. Но даже если противник его обнаруживал и начинал пристрелку, то эту легкую пушечку можно было быстро укатить из под обстрела. Стреляло такое орудие на дальность максимум до 3,5 км больше чем достаточно.
А вот все ли советские генералы понимали, какой должна быть полковая артиллерия непонятно. Советская полковая 76мм пушка образца 1927 г. была почти в рост человека и по площади щита раза в три больше немецкой. Весила 900 кг и стреляла на 8,5 км. Зачем так далеко? Ведь полки в бою сближаются на несколько сот метров.
Мой оппонент А. Исаев пишет, что эта пушка обладала возможностью стрельбы по танкам. Да. Шрапнелью, со взрывателем, поставленным на ударное действие, она могла пробить до 30 мм брони с близкого расстояния. Но лобовая броня немецких танков уже была более 50 мм. Мало того, скорость снаряда у этой пушки 387 м/сек и если она выстрелит по танку, идущему на нее со скоростью 20 км/час с расстояния 500 м, а механикводитель резко изменит направление движения, то за время полета снаряда танк сместится на 7 метров и снаряд пролетит мимо. Да и какой же танкист позволит стрелять по себе этому шкафу? Это нужна масса счастливых стечений обстоятельств чтобы танк подъехал так близко, но не заметил пушку, развернулся к ней кормой, остановился. Тогда может быть она его и подобьет.
И еще момент. Обе противоборствующие стороны в бою прячутся в складках местности, в лесах, за зданиями. А наша полковая пушка это пушка, т.е. оружие настильной стрельбы. Если противник находится недалеко от нее, то перебросить снаряд через стоящее перед ней здание, через лес, забросить его в овраг она не может. А немцы сделали своему пехотному 75мм орудию раздельное заряжание, они перед выстрелом могли изменить навеску пороха от одного до пяти картузов. Орудие по этой причине могло практически на любое расстояние стрелять с высоко поднятым стволом, перебрасывая снаряд через любое препятствие перед собой и забрасывая его за любое прикрытие, за которым спрятался противник. Кроме того, это орудие отличалось исключительной точностью стрельбы, впрочем, как и все немецкое оружие. А наша пушка перед стрельбой изменить заряд пороха не могла она стреляла унитарными снарядами.
Давайте мысленно представим себе дуэль между нашей 76мм полковой пушкой и немецким 75мм пехотным орудием. Представим что на вершины двух высоток, отстоящих друг от друга на 2 км, противники выкатили эти орудия.
Немцы выстрелят первыми с полным зарядом пороха, прямой наводкой и не один раз, поскольку их пехотное орудие трудно обнаружить. Но если его обнаружат, то расчет легко скатит орудие вниз на обратный скат высоты, уменьшит заряд пороха и продолжит огонь с закрытой позиции, т.е. перебрасывая снаряды через высоту, за которой орудие укрылось.
А снаряды нашей пушки будут либо взрываться на переднем скате высоты, либо перелетать над головами немцев. Положим, спасаясь от огня, расчет нашей пушки тоже скатит орудие на обратный скат своей высоты, но немцы его и там достанут, так как снаряд их орудия летит по крутой траектории, а наша пушка и стрелять с этой позиции не сможет.
У нашей полковой 76мм артиллерии против немецкой не было шансов устоять, хотя их орудие, наверное, раза в два дешевле, чем наша пушка.
Вот конкретный пример такого боя из воспоминаний А.Т. Стученко, в 1941 г. командира кавалерийской дивизии. Он решил подготовить артиллерийским огнем прорыв дивизии через деревню, занятую немцами. "Подан сигнал "Пушкам и пулеметам к бою". Они взяли с места галопом и помчались вперед на огневую позицию. После первых же их залпов у врага началось смятение. В бинокль можно было видеть, как отдельные небольшие группы противника побежали назад к лесу. Но буквально через несколько минут немцы оправились от первого испуга и открыли огонь по нашим батареям и пулеметам, которые все еще стояли на открытой позиции и стреляли по врагу. От первых же снарядов и мин мы потеряли несколько орудий и тачанок..." То есть, в данном случае наша артиллерия даже первой открыла огонь и даже имела возможность выпустить снарядов по 20 на орудие по врагу, до его первого выстрела, а к результату это не привело немецкая полковая артиллерия все равно выиграла бой.
В ходе боя противник может укрепиться так, что будет недоступен снарядам 75мм калибра, скажем, в блиндаже или в подвале крепкого каменного здания. На этот случай в немецком пехотном полку было 2 тяжелых 150мм пехотных орудия. Они весили сравнительно немного (1750 кг) и стреляли на дальность до 5 км снарядом весом 38 кг. Предположим, что противник ведет огонь изза толстых стен подвального этажа многоэтажного каменного здания. Это 150мм орудие могло при полном заряде выстрелить прямо в окно здания, либо уменьшив заряд, выстрелить вверх так, что снаряд бы упал на крышу здания и, проломив перекрытия, разорвался бы в подвале.
Некоторые читатели считают, что в нашем стрелковом полку был эквивалент этим орудиям четыре 120мм миномета, стрелявших минами весом 16 кг. Это не эквивалент и дело даже не в том, что мина весом 16 кг по пробиваемости и мощности не идет ни в какое сравнение со снарядом в 38 кг.
Миномет это не орудие точной стрельбы, это оружие заградительного огня, он стреляет не по цели, а по площади, на которой находится цель. По теории вероятности, если стрелять достаточно долго, то какаянибудь мина попадет и точно в цель. Но за время, которое потребуется для этой стрельбы, и цель может уйти изпод обстрела, и вражеские артиллеристы могут обнаружить позиции минометов и уничтожить их. Да и представим, что в рассмотренном нами примере у каменного здания прочные бетонные перекрытия, которые мина насквозь пробить не может. Противник будет в безопасности от огня наших минометов, поскольку в стену здания миномет выстрелить не сможет.
А немецкое 150мм пехотное орудие стреляло исключительно точно. Об этом можно прочесть в воспоминаниях человека, который поставлял в вермахт это орудие, у министра вооружения фашистской Германии А. Шпеера. В конце 1943 г. он посетил советскогерманский фронт на полуострове Рыбачий и там: "На одной из передовых позиций мне продемонстрировали, какой эффект производит прямое попадание снаряда нашего 150мм орудия в советский блиндаж... я своими глазами видел, как от мощного взрыва в воздух взлетели деревянные балки".
Немецкие генералы настолько точно подобрали параметры артиллерийского оружия для своих дивизий, что, за исключением противотанкового, оно всю войну не менялось и лишь в производстве технологически совершенствовалось. Правда, если его не хватало, то в полках вместо 75мм легкого пехотного орудия использовалось два 81мм миномета, а вместо 150мм тяжелого орудия два 120мм миномета. Но это только в случае, если не хватало этих орудий.
А у нас в дивизиях в ходе войны артиллерия все время менялась. В 1943 г. стали производить новую, легкую, весом 600 кг, 76мм полковую пушку, но до раздельного заряжания так и не дошли...
_________________

Сторінка 1 з 2 Часовий пояс UTC+02:00
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
http://www.phpbb.com/